дегенерации

Особое значение в этом имела теория "дегенерации", определившая появление связки "извращение-наследственность-дегенерация".
Предвестником новой теории явился Региомонтанус, в 1513 году высказавший мысль о существовании злых и безнравственных людей, злость которых однако происходит не от них самих. Выражением этого учения об "органически обусловленной злости и порочности" стало понятие о так называемом нравственном помешательстве, первые ясно выраженные зародыши которого появляются у Ф.Пинеля. В его труде 1801 года одна из глав носила подзаголовок: "Мания, которая состоит исключительно в расстройствах воли", в которой он приводил описания маньяков без бреда. В этих случаях, например, характризующихся неудержимыми противовольными приступами к убийству, появляются описания как бы двойственности самоощущающегося внутреннего процесса, когда "Я" субъекта противополагается чему-то сильнейшему, откуда-то насильственно ворвавшейся мысли, влечению, которое "нудит", несмотря на со-противление "Я".

Вырисовывается мир извращени

Вырисовывается мир извращений, причем правосудие часто начинает отказываться от своих прав в пользу медицины, где периферическая сексуальность подвергается воплощению извращений и новой спецификации индивидов. Если ранее содомия являлась лишь определенным типом запрещенных действий, а виновник ее — лишь юридическим лицом, то теперь извращенцыстановятся особыми персонажами, отдельными видами в соответствии со все усложняющейся психиатрической энтомологизацией.
М. Фуко детально анализирует становление сексологии, показывая, как начиная с XVIII века формируются четыре основные сферы сексологического изучения на основе четырех относительно автономных стратегических процессов, среди которых наряду с истеризацией тела женщины, педагогизацией секса ребенка и социализацией производящего потомство поведения происходит психиатризация извращенного удовольствия.

Обивка мебели так ли она нужна

Казалось бы, задачей подобного выведения секса в дискурс являлось изгнание и t реальности тех форм сексуальности, которые не подчинены строгой экономике воспроизводства, и установление экономически полезной и политически консервативной сексуальности. Однако сам способ достижения такой цели постепенно приводил к дисперсии сексуальности, усилению ее разнородных форм, имплантации извращений. До XVIII столетия именно брачные отношения были наиболее интенсивным очагом принуждений, все "остальное" было гораздо более смутным, обивка мягкой мебелио чем свидетельствует неопределенность статуса "содомии", причем значение имела вообще незаконность без существенного различения ее вариаций. С наступлением "дискурсивного взрыва" XVIII и XIX веков слово берут когда-то едва замечаемые фигуры, в результате чего в поле сексуальности выделяется особое измерение "противоестественного". Область, по-крываемая шестой заповедью, начинает расчленяться, точно так же, как распадается смутная категория "разврата" гражданского порядка.

Проститутки и их суть

Маркиз де Сад (1740-1814) уже третий год как находится в заточении, в июле 1781 года он впервые получает разрешение на свидание с женой. Его проступки, за которые он помещен под стражу, по сравнению с деяниями, приводимыми в указанной
10

записке, кажутся достаточно невинными, хотя значительно расцвечены молвой. Оста ется чуть более четырех лет до того, как им будет исписан за 37 дней рулон бумаги в 20 метров, на которых будут изложены "120 дней Содома", утерянные и обнаруженные только в начале XX века, когда и будут опубликованы в 1904 году. Примечательно, что Сада в последний раз и уже окончательно арестовывают ювао проституткив 1801 году как автора "самого скабрезного из всех непристойных романов" во время обыска у Массе, его издателя, когда одновременно изымаются и его рукописи. Казалось бы, его судьба лишний раз подтверждает утверждение о присущем для того времени подавлении сексуальности.
Однако, М.Фуко в своей "Истории сексуальности" развенчивает миф о подавлении сексуальности в период викторианской буржуазии и о возведении вокруг нее стены молчания.

Жан-Жака Руссо

Эти строки принадлежат перу французского мыслителя Жан-Жака Руссо (1712-1778) и написаны им в 1762 году. Однако в "Исповеди" все эти проявления своеобразной сексуальности остаются не обособленными, не названными и не выделенными в особое рассмотрение, а преподносятся рсего лишь как некая причудливость, свидетельствующая скорее о повышенной чувствительности рассказчика. Более того, отношение этих вкусов к самой сексуальности даже не представляется вполне очевидным, она, как кажется автору, всего лишь "примешивается" к ним. Общепризнанно, что Руссо явился предтечей лирики нового времени и психологического романа XIX века, которые в свернутом виде заключены в той же "Исповеди". Остается только гадать — в какой мере своеобразие чувственности этого гения оказало влияние на его способность к раскрытию внутренних движений и психологическому созерцанию.
Впрочем, тот факт, что аномальная сексуальность получает право голоса именно в это время, не случайно, поскольку происходит это на определенном историческом фоне, сопровождающемся более глобальными изменениями в общественной психологии, находящими свое выражение и в других проявлениях.

склонности

Никогда не смея признаться в своей склонности, я по крайней мере тешил ее отношениями, сохранявшими мне представление о ней. Быть у ног надменной возлюбленной, повиноваться ее приказаниям, иметь повод просить у нее прощения — все это доставляло очень нежные радости
Называя сделанное признание "первым и самым тягостным шагом в темном и грязном лабиринте" своих воспоминаний, он заявляет, что после этого ничто уже не может его остановить, и вскоре предлагает следующее сообщение.
Мое возбуждение достигло таких пределов, что, не будучи в состоянии удовлетворить свои желания, я успокаивал его самыми экстравагантными выходками. Я блуждал по темным аллеям, по скрытым уединенным местам, откуда мог издали показаться особам другого пола в том виде, в каком я хотел бы быть подле них Их глазам представлялось не непристойное зрелише, — я даже не помышлял об этом, — а просто смешное. Глупое удовольствие, которое я испытывал, выставляя этот предмет перед их глазами, не поддается описанию От этого был только один шаг до желанного наказания, и я не сомневаюсь, что в конце концов какая-нибудь смелая женщина, проходя, решила бы доставить мне это удовольствие, если б у меня хватило наглости подождан»

Повторение

Повторение, которое я отдалял, не боясь его, произошло без моей вины, т е помимо моей воли, и я им воспользовался, могу сказать, с чистой совестью Но этот второй раз был и последним, и мадемуазель Ламберсье, несомненно, заметив по какому-либо признаку, что это наказание не доаигает цели, объявила, что ежа от него отказывается и что оно слишком утомляет ее До тех пор мы спали в ее комнате, а зимой иногда даже в ее постели. Через два дня нас перевели в дру!ую комнату, и с тех пор я удостоился чест и без которой прекрасно обошелся бы она стала обращаться со мной, как с большим мальчиком
Кто бы мог подумать, что это наказание, полученное восьмилетним ребенком от девушки тридцаж лет, определило мои вкусы, мои желания, мои страсти, меня самого на всю остальную жизнь и как раз в направлении, обратном тому, что должно было произойти естественным путем? В то же самое время, как во мне зажглась чувственность, желания мои так изменились, что, ограничившись испытанным мной, они не стали искать ничего другого С кровью, от самого рождения полной чувственного огня, я сохранил себя чистым и незапятнанным до того возраста, когда развиваются самые холодные и самые медлительные темпераменты. Мучаясь долго, сам не зная отчего, я пожирал пламенным взглядом красивых женщин, мое воображение беспрестанно напоминало их мне только для того, чтобы распорядится ими по-своему и сделать их всех девицами Ламберсье

мысли..

Довольно долго она ограничивалась одной угрозой, и эта угроза наказанием, для меня совершенно новым, казалась мне очень страшной, но после того, как она была приведена в исполнение, я нашел, что само наказание не так ужасно, как ожидание его, самая большая странность заключалась в том, что это наказание еще больше привязало меня к той, которая подвергла меня ему Понадобилась вся искренность моей привязанности и вся моя природная мягкость, чтобы помешать мне искать случая снова пережить то же обращение с собой, заслужив его, потому что я обнаружил в боли и даже в самом стыде примесь чувственности, вызывавшую во мне больше желания, чем боязни снова испытать это от той же руки Правда, что, так как к этому, несомненно, примешивалась некоторая доля преждевременно развившегося полового инстинкта. то же наказание, полученное от ее брата, вовсе не показалось бы мне приятным

Римская империя

В поздней Римской империи. посл\ жившей в XIX столетии примером вырождающегося общества, действительно были подорваны традиционные основы сексуальной морали. Биографии цезарей, которые составил Светоний, содержат неоднократные примеры различных, в том числе садистических форм поведения.
Однако, пожалуй, только в середине XVIII века извращенная сексуальность получила право голоса, наделенная им своим носителем. До 37 лет этот человек пребывал не просто в тяжелом положении, но и положении прямо унизительном. Он то лакей у богатых господ, то приживальщик у стареющей дамы. Мы видим его аферистом, зарабатывающим себе пропитание при помощи шарлатанства, выдающим себя за учителя музыки, не имея малейшего понятия о ней Наконец, он вор, который выходит сухим из воды при помощи низкой клеветы, возведенной на другого нищего, трудом зарабатывающего свой хлеб человека. Много позже он так описывал свои впечатления восьмилетнего ребенка.
Так как мадемуазель Ламберсье любила нас, как мать, она пользовалась также

формы поведения

Упоминания о формах поведения, которые могли бы быть причислены к пер- версным в современном понимании, в истории Древней Греции крайне немногочисленны. Часть из них, несмотря на внешнее сходство, имели очевидно иную символическую функцию, становясь атрибутами религиозных ритуалов. Так, известны трансве- стистские обряды культа богини чувственной и Котис, или Котитто, где мужчины плясали, надев женское платье. Правда, со временем эти церемонии превратились в настоящие оргии, благодаря чему Синесий утвержал, что "участник оргий Котис — все равно, что кинед", однако прямых указаний на то, что именно переодевание обладало здесь сексуально возбудающим значением, не имеется. Согласно Ктесию, наместник Вавилона Амар любил появляться на людях в женском платье и украшениях, когда же он наряжался таким образом, во время трапезы его развлекали 150 флейтисток и танцовщиц. Единственное место, где говорится об эксгибиционизме в собственном смысле слова, — это Теофаст, описывающий характер Наглеца. "Такой бесстыдник при встрече с женщинами любит задирать июй хиюн, показывая им свой срам".